Ниф-Ниф и Нуф-Нуф, и Наф-Нафчик — три братца

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф, и Наф-Нафчик — три братца
Жили в лесу возле лужи большой.
Днём поросята любили купаться,
Ночью в траве находили покой.
Летом на солнышке хвостики грели
И кувыркались в высокой траве,
К осени птицы на юг улетели,
Лес утопал в пожелтевшей листве.

«Надо подумать о зимнем жилище! —
Умный Наф-Нафчик братишкам сказал, —
Съесть нас захочет голодный волчище!
Нужен засов, чтобы нас защищал».
Но поросятам резвиться охота.
Каждый сказал: «Дом потом смастерю.
Часа свободного просит работа,
Холодно станет, тогда посмотрю!»
«Вольному — воля, а я буду строить
Тёплый, надёжный, удобнейший дом,
И в одиночку смогу я устроить
Место зимовки, а отдых — потом!»

Братцы дождались ночного ледочка,
(Всё не хотели про игры забыть).
Их вразумила холодная ночка —
Поняли сразу, что можно простыть.
Младший — Ниф-Ниф — строил дом из соломы,
Стройку к обеду закончил лентяй,
Песню пропел про лесные хоромы
И к братцу Нуф-Нуфу собрался на чай.

Тот потрудился — из веток, и прутьев
Домик построил себе поскорей,
Листьями крышу засыпал получше,
Вышло жилище теплей и прочней.
Кончив строительство, два поросёнка
Третьего братца пошли навестить,
Пели про волка насмешливо-громко
И не боялись о встрече просить.

Строил Наф-Наф из камней и из глины
Прочный, надёжный, красивейший дом,
Встали вокруг молодые рябины
И любовались упорным трудом.
«Это не дом, это целая крепость!» —
Братцы вскричали, не в силах смолчать, —
«Что ты построил? Ведь это — нелепость!»
«Должен мой дом от волков защищать!»
Но поросята смеялись над братом,
Смехом своим разогнав тишину,
Громко шутили над волком косматым,
Дерзкие песенки пели ему.

Волк задремал под осенним кусточком,
Сон разогнал поросячий концерт,
Зверь побежал по болотистым кочкам,
Слопать решил поросят на обед.
Братцы смеялись и весело пели,
Смело трусили звериной тропой,
Только внезапно они онемели —
Волк появился из чащи лесной!..
Вмиг замелькали их толстые ножки,
Каждый стремился в избушку свою!
Как разошлись поросячьи дорожки,
Волк — за Ниф-Нифом. Изба на краю.

Дверь успел малыш захлопнуть
Перед самым волчьим носом,
Но теперь его сохранность
Оказалась под вопросом!
Зверь рычал и бесновался,
Но ответа не добился.
Дунул волк всего три раза —
Дом в солому превратился.

И опять была погоня,
До Нуф-Нуфа брат домчался!
У дверей второго дома
Волк ругался и ругался.

Утомившись от погони, он на хитрости пустился:
«К худосочным поросятам что я с дуру прицепился?!»
Пробегал я мимо луга, там паслось овечье стадо —
Значит, будет сытный ужин. Поросяток мне не надо!
Ухожу я, до свиданья, вряд ли встретимся мы вскоре,
Улыбнёмся на прощанье и не будем с вами в ссоре!»
Так спокойно и неспешно зверь в чащобу удалялся,
А потом, накрывшись шкурой, в дверь «овечкой» постучался.

«Ах, я бедная овечка, на ночлег меня пустите,
Дайте мне кусочек хлеба, сладким чаем напоите!
Я отбилася от стада, больше силы нет скитаться,
Вы позвольте, поросята, до утра у вас остаться!»
Тут хозяин-поросёнок дверь слегка приоткрывает —
Под овечьей шкурой злобно волчий глаз огнём сверкает!

Задрожали поросята, дверь мгновенно затворили,
Этим волчьи аппетиты только больше раздразнили!
Дунул зверь что было мочи, листья с крыши посрывал,
Стены дрогнули не очень, и домишко устоял.
Дул зверюга раз за разом и ничуть не уставал,
Дом от ветра сотрясался и на пятый раз упал.
Дверь чуть дольше продержалась, но упала и она,
Только прутики остались там, где высилась стена.

Как же быстро поросята заработали ногами,
Ужас волчьего галопа ощущая за спинами!
Всё быстрее мчались братцы прямо к домику Наф-Нафа,
Волк за ними молча гнался, предвкушая ужин графа.
Размечтавшись, не заметил, что на яблоню несётся,
Град ударов зверя встретил, шишка волку достаётся!
И пока в себя пришёл он, и опять вперёд помчался,
За закрытыми дверями ужин графа оказался!

«Открывай без разговоров, или дом твой разлетится!» —
Прорычал волчище грозно, — «Уж пора мне подкрепиться!»
Но Наф-Наф не испугался — дверь закрыта на засов,
И на печке под трубою с кипятком котёл готов.
Дом из камня не ломался — не боялся он волков!
Без зубов злодей остался, без когтей и без зубов.
Вдруг увидел волк — на крыше есть широкая труба:
«Проберусь по ней неслышно, с дверью ни к чему борьба!»

Но когда на крышку сажа стала сыпаться дождём,
То Наф-Наф, котёл открывши, произнёс: «Давненько ждём!»
Из трубы волк провалился прямо в жгучий кипяток,
Как он вылетел на крышу, никогда понять не мог.
Пару раз перевернулся, прокатился на хвосте,
С диким рёвом в лес метнулся, позабывши о еде…

Братцы праздник учинили
В честь победы над врагом.
В прочном доме дружно жили,
Всем хватало места в нём!

Козлова Марина

8